© 2003-2011 e-mail volta@caravan.ru


WORLD TEXTS

Мой. Моя. Мое … отрывок из бесед с Сумираном
В мире есть только твоя победа … из интервью с Дмитрием Воденниковым
Новое эсперанто Дмитрия Быковаиз книги «Календарь»
Фетиш пустых скоростей … из статьи Александра Секацкого
Мед на лезвии клинка … из книги «Громовое безмолвие»
Путь художника … из книги Джулии Кэмерон
Быть с ней … эссе Ивана Охлобыстина
Ценность ответа … из книги Рафаэля Лефорта
Искусство при свете совести … из статьи Марины Цветаевой 1932 г.
Love. Freedom. Aloneness … из книги OSHO
Иллюзии контроля … из книги Курта Воннегута «Сирены Титана»
Опыт … слова Ольги Зондберг
Пустота … слова Олега Пащенко
Естественный голос … из книги Хазрата Инайат Хана «Мистицизм звука»
Выпрыгивает из тела … отрывок из поэзии Антона Очирова
Ясный сигнал … из книги Дипака Чопры «Путь волшебника»
Словарь сути слов … избранные места книги Василия Гоча
Театр Станиславского … текст песни Юрия Наумова




Мой. Моя. Мое.
Из бесед с Сумираном

Когда металл притягивается к магниту - он не чувствует себя порабощенным. У него нет конфликта. Он просто подчиняется. Камень, падающий на землю, в момент падения не чувствует себя несвободным, он просто подчиняется движению силы. Проблемы нет, если ты не создаешь ее при помощи своего интеллекта.
Если меня тянет к кому-то - я просто подхожу. Если у меня нет идеи конфликта - то нет и самого конфликта. Чувство связанности рождается умом. Материи, соединенные законами природы, не чувствуют себя порабощенными. Если хищник встречает добычу меньше себя - он бежит за нею.
Если больше себя - убегает от. Но бег или побег - искренний, природный, инстинктивный - не рождает чувства порабощающей связанности. Чистый язык - это когда ты можешь наслаждаться, наблюдать, взаимодействовать с человеком, при этом не говоря себе "моя вещь" . В чистой энергетической привязке нет ничего дурного. Но мы зачем-то вводим "я" и "мое". Обладание? Использование? Но мы способны "использовать" и не называя что-то "своим". Когда мы называем вещь СВОЕЙ - мы отмечаем в себе право на эксклюзивное обладание. Дескать, теперь мы имеем на нее больше прав, чем другие индивидуумы. Это удобно. А вещь вроде как своего голоса не имеет. Но если, скажем, часы можно разбить, то стоит ли сводить человека до уровня вещи, когда слово «мой» выливается в претензию? Когда мы начинаем ерзать относительно всего, что выходит из под нашего контроля.
Я могу сказать "хочу быть с тобой". Ты можешь быть моей женой, а можешь и не быть.
В отношениях два пласта - Энергия и Мысль. Не вовлекаться - это не значит избегать контактов и взаимодействия. Сознание, которое контролируется извне - никогда не будет счастливым. Оно не может испытать экстаз и блаженство, оно не может любить. Любящее Сознание может быть только свободным. В страхе, напряжении и обусловленности любовь не может переживаться.



В мире есть только твоя победа
Из интервью с Дмитрием Воденниковым

Я не занимаюсь творчеством. Как будто им можно заниматься. Так что само направление разговора неправильное, тупиковое. Я жду стихов, потом их пишу (если дастся такая возможность, если они придут). Все остальное время я занимаюсь тем, что испытываю жизнь. И в первом, и во втором смысле этого слова. Я смотрю на большинство людей (ну, положим, в сетях, в Интернете) и вижу, как работает один механизм: человек исчерпывает программу и потом начинает ностальгировать. По истории ЖЖ, по девяностым годам, которые были реально прорывающие во многих отношениях, производили новые смыслы, по своей любви (вот двадцатилетние девушки очень такие вещи любят)… Еще по чему-то. Человек всегда легко придумывает, о чем тосковать. Но странная вещь — на самом деле в жизни нет ничего, по чему стоит ностальгировать. Ностальгия — это в правильном употреблении слова тоска по родине, а для человека нет никаких родин, кроме тех, которые есть сейчас, так что и тосковать, получается, не о чем.
Старой любви вообще не бывает. Она либо есть, сейчас, и тебе трудно дышать от счастья, и ты начинаешь ссору, чтоб хоть как-то сбросить напряжение счастья, либо это самовлюбленная фиксация на себе, на своей травме, на своем «как я его любил» и «как я хочу, чтоб он лежал в моем кармашке». Фиг тебе. Никто не ляжет больше в твой карман.
И вот когда это понимаешь, то приходишь к тому, что в мире есть только твоя победа. Проигрыша нет. Это очень сильный опыт. Все лежит на поверхности. У меня недавно была мастерская. Один из моих учеников-слушателей Антон Жеребнов написал этот стишок:

Мои милые,
мои
не-
замысловатые,
но
мои стихи,

до свидания!

Стихи мои,
я буду по вас
скучать.


Самое сильное в этих стихах — отсутствие гундежа. Он осознает, что это потеря, что стихов может никогда после уже не будет. Но он их целует в макушку, разворачивает и слегка подталкивает в спину — и теперь уже видит только затылки. Это стихи уходят. По ним можно скучать, их можно любить. Но их надо отпустить. И тогда мир отпустит тебя. Влиять на мир очень просто.
Толстой про это писал. В 80 лет. Про свою тоску. Но мне жаль, если так будет. Не хочется знать, что есть просто химия сиротства. И что она якобы всегда в тебе. Это скучно. Я надеюсь, что это тоже заблуждение.
Человек сложно и одновременно просто устроен. И можно всю жизнь прожить на простых, но таких сладких и мучительных уровнях. Как все. Но история человечества как массы уже не очень интересна. Надо искать выход в другую человеческую породу. Она уже в нас есть и всегда была, но сейчас особенно актуально ее перезапустить, открыть клапан.
Если человек — это внутреннее повествование (Оливер Сакс, в частности, об этом говорил, разбирая пограничные случаи), то не лучше ли не превращать это внутреннее повествование в блуждание по кругу? Пусть это будет рассказ с открытым финалом. Проживая одно, выходим дальше, на следующий этап.
Гениальность в том и состоит, чтобы связав на первый взгляд несвязываемые вещи, показать новый путь, новую сверхсвязь. Взять один кубик, добавить к нему другой, но поставив его на первый, а не положив рядом. И вот уже новая ступень.
В свое время Интернет облетела ссылка на лекцию английской ученой, которая пережила инсульт. Она рассказала, как реагирует мозг, когда отключается одно из полушарий. Как можно раскачиваться, словно на качелях, переходя из одного состояния — слияния со всем в другое — эгоистическое и логическое.
Так вот, большинство стихов вообще ни о чем. Это тексты людей, не переживших инсульт, но и не живущих в сознательном полушарии. Они ни о левом, ни о правом, ни о качелях между ними. Но есть и другие стихи. Их мало, но они есть. И это здорово.
Мне нравятся тексты участников моей мастерской. Вот, например, Юлия Седова:

Гладишь меня и плачешь и снова жалеешь
а я отвечаю тебе:
Вася или скажем Егорка
ты был славным мальчиком по поведенью имел пятерки
кашу съедал маму свою не расстраивал
многих любил никого не предал только правду отстаивал
так вот драгоценный Егорка или же Вася
ты жил хорошо и далее не сдавайся
но если ты что-то и видел в той самой тьме
не говори мне
не говори мне
не говори мне
--------
потом-то конечно снисходит на нас благодать
и больше не важно что ничего не видать


Потому что бога нет. И рано или поздно это приходится понять. Но это ничего не отменяет. Наоборот — накладывает. Ты должен сам быть этим богом. Который не позволяет миру распасться. И не только для себя самого. Для многих.
Например, ты отвечаешь за циркуляцию или приток добра в мире. Это трудно. Лично для меня. Я агрессивен (часто бываю), и у меня бывают приступы ярости. И вообще я ЦАРЬ. Что очень трудно, для человека-носителя этого, потому что несвобода. Это самая моя большая слабость. Это и тщеславие. Но они никуда не денутся, так что чего на это жаловаться. Это просто придется знать — и жить. С этим. Мир все равно огромней наших самых больших слабостей.



Новое эсперанто Дмитрия Быкова
Фрагмент из книги «Календарь: Разговоры о главном»

Нанотехнологии, рус.
Русская национальная идея. Идеальный предлог для инвестиций: вещь, которую никто не видит и которая стоит очень дорого. Так, новое платье короля в сказке Андерсена было явно пошито с помощью н.

Олимпиада, греч.
Реклама принимающей страны в форме спортивного праздника. С 2007 по 2014 год — русская национальная идея.

Перестройка, сов.
Русская национальная идея. Выступает способом спасти Отечество, когда уже не помогают нанотехнологии, спутник, Олимпиада и водка.

Пресса, франц.
Группа людей, информирующих мир о новостях (на Западе) и виноватых во всем (в России).

Рок-н-ролл, амер.
Очень громкое караоке с элементами социального протеста.

Спутник, сов.
Русская национальная идея. Доказала всему миру, что жизнь есть не только в космосе, но и в СССР. Чтобы доказать это применительно к России, сегодня приходится прибегать к нанотехнологиям.

Твикс, амер.
Лучший способ занять неловкую паузу, возникающую в сексе, арбайтен или рок-н-ролле.



Фетиш пустых скоростей
Из статьи Александра Секацкого

Чаша, прялка или скрипка делаются неспешно, подобно тому как растет трава и воспитывается сын. Стихотворения, картины, книги еще продолжают сохранять сходство с цветами, в отличие от пластмассовых стаканчиков, пришедших на смену бронзовой чаше. Только в искусстве остаются медленные, глубоководные течения времени, которые нельзя произвольно ускорить, не потеряв при этом самой их реальности.
Фетиш пустых скоростей и сэкономленного времени сейчас уже безраздельно властвует над миром. Достигнуты колоссальные успехи в самом буквальном смысле слова, если производить существительное «успех» от глагола «успеть». Успевать и не терять времени даром — этому все научились, а кто не учился, перешел в безнадежные маргиналы. Можно даже сказать, что все расходуемые природные ресурсы переводятся в ресурс сэкономленного времени. Однако остается без ответа один невинный вопрос: а для чего все это время сэкономлено? Чем же таким важным, выдающимся, прекрасным оно заполняется? Может, любовью, чистым созерцанием или хотя бы авантюрой? Отнюдь. Мы видим, что освободившееся (от нашего присутствия, от человеческого содержания) время заполнено преимущественно поисками того, как еще эффективнее сэкономить время, которое все же приходится на что-то тратить. Если приложить минимальные усилия осмысления, можно заметить, что конечной целью этой безудержной гонки окажется производство пустоты. С каждой новой модификацией скорости удается избегать лишних телодвижений, ненужных встреч, — и тут, пожалуй, напрашивается определение прогресса. Прогресс — это способ сделать максимальное количество нужного ненужным.



Мед на лезвии клинка
Нгакпа Чогьям, Кхандро Дечен (с) Громовое безмолвие

Одни скажут: "Мед - штука коварная и нехорошая. Лучше не трогать его, порежешься." При таком подходе лезвие жизни воспринимается как нечто неприятное. Другие спросят себя: "Что бы такое придумать, чтобы полакомиться медом, не порезавшись?" Подход другой, результат тот же самый: лезвие жизни рассматривается как нечто, чего следует избегать. Третьи скажут: "На самом деле здесь нет ничего, кроме лезвия. Жизнь - это боль, пресечение жизни - освобождение." Кто придерживается такого образа мысли, отрицает сладость меда. Наконец, найдутся такие, кто заявят: "На самом деле важен только мед. Что с того, что я порежусь? Зато смогу вкусить сладость!" Сторонники этого опыта принимают и мед, и лезвие, но разделяют опыт на "плохой" и "хороший". На самом деле сладость меда и острота лезвия - это единый опыт. Если вы воплотились в человеческом облике, вы вкушаете мед на лезвии клинка. И если вы живете ради меда, а лезвие воспринимаете как неизбежный "профессиональный риск", рано или поздно вас постигнет одно из двух разочарований: либо сладость меда обернется тошнотворной приторностью, либо лезвие изранит вас до крови.



Путь художника
Избранные места из книги Джулии Кэмерон

Если высшая сила может создать структуру атома, то уж точно она знает, как помочь нам с музыкой, книгой или картиной. Часто нам не удается отыскать подходящий исток, потому что мы настаиваем на его земном происхождении. На Вселенную можно надеяться. Как только мы соглашаемся получить свое благо из любого источника, мы перестаем быть жертвой обстоятельств.

***

Зависимость от создателя внутри нас – это свобода от любой другой зависимости. Это еще и единственное условие настоящей близости с другими людьми. Избавившись от страха оказаться брошенным на произвол судьбы, мы обретаем смелость - жить более спонтанно. Окружающие, которым больше не нужно регулярно подбадривать нас, могут уже безоглядно отвечать нам любовью, не ощущая гнета.

***

Лучше делать какие-нибудь маленькие дела каждый день, вместо того, чтобы постоянно рассуждать на глобальные темы. Когда мы позволяем себе блуждать в кругу больших вопросов, то не можем найти малых ответов.

***

Творчество требует уважительной сдержанности. Откройте дверцу слишком скоро – и хлеб осядет или в самой середине пирога появится дырка, потому что весь пар вышел наружу.

***

Снимая свои студенческие фильмы, мы почему-то забываем о пробных работах Джорджа Лукаса и сразу замахиваемся на его «Звездные войны». Фантазируя о том, как мы начнем заниматься искусством профессионально, мы так и не добираемся до того, чтобы заняться им любительски.

***

- Знаешь, сколько мне будет лет, когда я научусь наконец играть на фортепиано? - Ровно столько же, сколько тебе будет, если ты не научишься.

***

Картину и песню нельзя дописать, закончить. Можно остановиться в интересном месте.

***

В момент, когда ты пишешь, рисуешь, играешь, творишь – не стоит думать о реакции публики.

***

Я слишком стар, молод или скромен – это тактика уклонения.

***

Быть новичком – лучшая молитва творческого человека.

***

Суррогатное целомудрие. Сказав «нет» кому-то порой, мы говорим «да» самим себе. Что оказывается гораздо полезнее для нашей человеческой сущности.

***

Истинная жизнь состоит из мельчайших изменений.

***

Двигайся. В движущуюся мишень попасть сложнее.

***

Деньги появятся тогда, когда мы начнем делать то, что нам предназначено.

***

Жизнь сжимается и расширяется пропорционально нашей смелости.

***

Энтузиазм – в переводе с греческого «наполненный богом».



Быть с ней
Эссе Ивана Охлобыстина

Методички недобросовестно составлялись. Напутали с любовью где-то в самом начале, с половой жизнью ясность не внесли. Потому столько одиноких мужчин и женщин. Нелегко прожить большую часть жизни в уверенности, что главное в любви — гигиена и профилактика нервных заболеваний, а потом сообразить, что без семьи нет общей картины. Не жизнь — шаблон для кредитного резюме. Хотя в быту, спора нет, удобнее.

А обосновать с точки зрения удобства семейную жизнь нельзя. Семья — это неудобно. Это череда требований на пустом месте с подпиской о невыезде. Но альтернатива — только монастырь. Тоже люди живут. Не самые грешные. Мало того, к этому дар Божий имеющие — жить наедине с собой. Но кого Господь не сподобил, тому жениться. Искать созвучную душу, найти, срезонировать и жениться.

Лично моя партитура выглядела так: году этак в 1992-м вышел я на заре из модного ночного клуба в районе станции метро «Университет» и лицом к лицу столкнулся с семьей — молодой отец семейства, супруга и двое детей направлялись к лесу с лыжами наперевес. Отец на ходу говорил сонным домочадцам: три круга, к роднику и назад, иначе к «Утренней почте» не успеем.

— Милый, — возражала ему хорошенькая супруга, — мы в семь утра вышли. Сорок кругов до одиннадцати сделать успеем. Будильник нужно проверять до завтрака.

Долго я смотрел им вслед. Завидовал. Купила жизнь инфанта, на третьесортный сюжетец купила! Разумеется, тут же вспомнил я, как брел каждый день по три километра из школы через вспаханные, черные, засеянные кормовой свеклой поля. Смотрел на линии высоковольтных передач, величественно мерцающие серебром на фоне частых в тех краях грозовых массивов. Думал о главном. О любви думал. Потому что она, что ни говори, главная. И детский рассудок рисовал картины завоеваний великих империй для эффектного преподнесения их предмету своего чувственного вожделения.

Потом крылья памяти увлекли в осиянный светом полной луны скальный город под Херсонесом, где я тоже думал о любви. И сознание юноши шептало о срочной необходимости безнадежно заболеть кем-то маниакально желанным и по возможности тебе симпатизирующим. Последнее было тогда статьей необязательной. Любовь, как и ее отсутствие, — огромный источник творческой энергии. Много ли надо честолюбивому юноше!?

Так было, воистину так.

А ныне горизонты моего рассудка взорвали зарницы воспоминаний о том мгновении, когда я доподлинно осознал, что искомый объект в границах досягаемости и контроля. Уровень моей убежденности на тот момент достиг таких вершин, что внешние обстоятельства не имели значения. Я взял объект за руку и повел за собой. Мне ничего еще не было известно о стратегии семейной жизни, но я трезво осознавал, что веду за собой все: непокоренные силы дикой природы, смертельные тайны океанических бездн, ошеломляющее безумие антиматерии, агонизирующие «сверхновые» за доли секунды до вспышки, мягкие сны обязательного для каждого смертного небытия.

С упоением меломана я слушал тихое дыхание любимой, чувствовал, как ее длинные, бледные, но удивительно сильные пальцы пронзали холодом. Пришлось надеть перчатку. И далее: растянутый на три года эпизод, как мы летим, обнявшись, с восторженным ревом, в пропасть. Мимо проносятся чьи-то измененные скоростью падения лица, обрывки фраз и всплески совершающихся событий.

Любимой оказалось именно столько, сколько я, мудрый малыш, и заказывал высоковольтному серебру в детстве, — больше, чем я мог завоевать. И не заболел любимой, как загадывал, завязывая в скальном городе на одном из деревьев правый носок, я в ней умер. Теперь большая часть моих действий лишь отзвуки незначительных движений ее души. Часто хаотичных, противоречивых, бесцельных. Чудовищно неудобная конструкция.

Но жизнь без нее невозможна, и я жив только когда она рядом. Если посчитать, то, по человеческим меркам, сейчас мне десять лет и с любимой мы видимся регулярно только утром и вечером. Это мною открытый секрет возможного долголетия.

Я не люблю цветы. Их неудобно носить в руках. Но иногда я ей все же дарю «кровь на мраморе» — пять белых роз, две алые. Они так точно характеризуют происходящее в моем сердце, когда я заглядываю в ее глаза после стопки кальвадоса.

Она воплощенное отрицание всего, что нравится мне. Это очень помогает поддерживать форму. Плюс я ее отвлек детьми. Хотя при ее любовном безбрежии дети — минутная передышка. Дети — невольные спутники нашего брачного приключения. Они с любопытством наблюдают за нами из своего возрастного укрытия, стараясь запомнить для себя некоторые, особенно яркие реакции — сокрушительные разряды электричества, то и дело пересекающие жерло гигантского водоворота житейских противоречий.

Она истинность в своем окончательном значении. Ее изображения можно распространять среди примитивных народов как объект религиозного поклонения. И самое забавное в этом то, что, если перед ней поставить эту задачу, она найдет способ соответствовать ей. Только Христос милостью своей ограждает мир от проявления могущества ее веры.

Судя по всему, именно Он и доверил мне любимую для сдерживания в этой жизни и за пределами оной. Смерть приказа не отменяет.

Если придется, я изменю законы природы и найду новый способ владеть любимой. Я создам еще один мир и буду ласкать ей волосы лучами апрельского солнца, целовать ее холодные руки ледяными потоками лесного ручья, нашептывать ей оконными сквозняками перед сном волшебные сказки. Я разобью зеркало реальности, чтобы видеть в тысячах осколков линию ее профиля. Я заключу время в круг, чтобы тысячелетиями слушать ее смех.

Она владеет привилегией святых — ее все считают своей: итальянцы пылко клянутся, что именно так должны выглядеть настоящие итальянки, немцы разводят руками от очевидности ее германских кровей, евреи об этом даже ленятся спрашивать, но она не станет святой, потому что у нее есть я. По факту венчания на Страшном суде под наше дело выделят только один свиток.

Простыми словами: любимая — моя единственная надежда.

Но и это не главное. Главное — быть с ней.



Ценность ответа
Из книги Рафаэля Лефорта

— Вы можете так близко подойти к культу личности, что не заметите значения, стоящего за человеком. Если его личность воздействует на вас - ищите то, что дало ему эту личность. Ваша неспособность поставить вопрос является для меня достаточным доказательством того, что вы не готовы к ответу.

— Как же я могу научиться, если не буду спрашивать?

— Вы учитесь, делая, а не спрашивая. Дело не в том, что вам следует прочесть какую-то книгу, когда и где, но скорее в том, как вы должны ее читать, чтобы пережить то, что должно быть пережито. Вас воспитали так, что вы думаете, будто у всякого вопроса есть ответ. Это неверно. Всякий вопрос несет в себе возможность ответа. Но обладает ли ответ ценностью — другое дело.

Из тонкой затертой книжки "История путешествия и поисков" о суфийских следах и встречах с учителями Гурджиева



Искусство при свете совести
Выдержки из статьи Марины Цветаевой, 1932 г.

Забыть себя есть прежде всего забыть свою слабость. Искусство своим жертвам не платит. Оно их и не знает. Рабочему платит хозяин, а не станок. Станок может только оставить без руки. Сколько я их видала, безруких поэтов. С рукой, пропавшей для иного труда. Лже-поэт искусство почитает за Бога и этого Бога делает сам (причем ждет от него дождя!). Слава Богу, что есть у поэта выход героя, третьего лица. Иначе - какая бы постыдная (и непрерывная) исповедь... «Исключение в пользу гения». Все наше отношение к искусству – исключение в пользу гения. Само искусство тот гений, в пользу которого мы исключаемся (выключаемся) из нравственного закона. Что же все наше отношение к искусству, как не: победителей не судят - и кто же оно - искусство, как не заведомый победитель (обольститель) прежде всего нашей совести.
Искусство - искус, может быть самый последний, самый тонкий, самый неодолимый соблазн земли. Третье царство, первое от земли небо, вторая земля. Между небом духа и адом рода искусство чистилище, из которого никто не хочет в рай...
Задуматься над преподаванием литературы в средней школе. Младшим дают «Утопленника» и удивляются, когда пугаются. Старшим - Письмо Татьяны и удивляются, когда влюбляются (стреляются). Дают в руки бомбу и удивляются, когда взрывается. Либо отпустите детей. Либо вырвите из книги стихи...
Посему, если хочешь служить Богу или людям, вообще хочешь служить, делать дело добра, поступай в Армию Спасения или еще куда-нибудь - и брось стихи. Если же песенный твой дар неистребим, не льсти себянадеждой, что - служишь, даже по завершении Ста Пятидесяти Миллионов. Это только твой песенный дар тебе послужил, завтра ты ему послужишь, то есть будешь отброшен им за тридевять земель или небес от поставленной цели.



Love. Freedom. Aloneness
Из книги OSHO

Очень немногие люди в мире познали любовь.
Они стали такими молчаливыми, такими мирными... и в этом молчании и мире
они пришли в контакт со своим глубочайшим внутренним существом.
Когда ты соприкасаешься со своей душой, любовь становится не отношениями,
просто следует за тобою, как тень.
Куда бы ты ни двигался, с кем бы ты ни был, ты любишь...
То, что сейчас ты называешь любовью, на кого-то направлено, кем-то ограничено.
А любовь - не то явление, которое можно ограничить.
Ты можешь держать ее в открытых руках, но не в кулаке.
Любовь ничего не знает о долге. Долг - это бремя, формальность.
Любовь - это радость, щедрость; она неформальна.
Любящий никогда не чувствует, что сделал достаточно;
любящий всегда чувствует - возможно гораздо больше.
Ты дышишь, ешь, ходишь в контору, пока не приходит смерть
и не освобождает тебя от скуки, которую ты носил с собой всю жизнь.
Когда у тебя есть счастье - ты можешь им поделиться. Когда его у тебя нет,
как ты можешь им поделиться? Прежде чем чем-то делиться, нужно это иметь.
Любовь принадлежит миру императоров, не нищих.
А человек становится императором, когда он настолько полон любви,
что может отдавать ее без всяких условий.
Если человеку одиноко наедине с собой - он не сможет любить другого.
Сможет только эксплуатировать.
Если ты не идешь в любовь - ты застреваешь в самом себе.
Думать, что ты знаешь своего возлюбленного - очень неблагодарно.
Как ты можешь знать эту женщину? Как ты можешь знать этого мужчину?
Это процессы, не вещи. Женщины, которую ты знал вчера, сегодня больше нет.
Проблемы создают два немедитативных человека. Два человека в замешательстве,
не знающие - кто они такие, лишь преумножают замешательство друг друга.
Эта постоянная тревога о том - реальна ли любовь другого - показывает одно:
что твоя собственная любовь нереальна.
Любовь - это не учение, но рост.
Все, что нужно - это не научиться путям любви, но разучиться путям нелюбви.
Дышать двадцать четыре часа в сутки или не дышать вообще.
Жизнь - это тайна. И только человек может низводить ее до проблемы...



Иллюзии контроля
Фрагмент из книги Курта Воннегута «Сирены Титана», 1959 г.

Находящиеся на борту имели доступ только к двум кнопкам на центральном пульте управления: одна была обозначена «вкл.», другая – «выкл.» Кнопка «вкл.» просто давала сигнал к запуску с Марса. Кнопка «выкл.» вообще ни к чему не была подсоединена. Ее поставили на пульте по настоянию марсианских психологов, которые утверждали, что человек всегда чувствует себя спокойнее, имея дело с машинами, которые можно выключить.



Опыт
Ольга Зондберг

Как деньги увеличивают концентрацию необязательных вещей, в определенный момент порождающую чувство легкости и свободы, так и опыт дает дорогу необязательным мыслям, ощущению собственной легковесности и умственной деградации. Необходимое и серьезное в обоих случаях никуда не исчезает, претерпевая лишь разбавление, расцепление, потерю веса при сохранении массы.



Пустота
Олег Пащенко

Ну зачем человеку вот это цепляние за смысл? Вот отчего никто, ну решительно никто из психологов, психотерапевтов и прочих учащих думать не пытался донести до благодарной публики волшебную легкость бытия в отсутствии смысла? Полном отсутствии, с пустотой на том месте, где он обычно бывает? Ведь человек точно дирижабль: наполни его пустотой — и полетит. При том, что стенки и прочие жизненные органы остаются вполне материальны.



Естественный голос
Из книги Хазрата Инайат Хана «Мистицизм звука»

Музыка - это движение красоты. Большое несчастье в мире звука, что сегодня люди уходят слишком далеко от того, что называется естественным голосом. Это вызвано коммерциализацией. Сначала зал строился для сотни человек, затем для пяти сотен, а потом для пяти тысяч. Человек должен кричать, чтобы пять тысяч людей услышали его и он имел бы успех, измеряемый успехом билетной кассы. Но магическое очарование заключено в естественном голосе.
Каждый человек одарен: Бог дал ему определенную высоту тона, естественную ноту,
и если он развивает эту ноту, то это есть магия, он может сотворить чудо. Помимо пения, даже в разговоре, среди сотни людей вы найдете одного, кто говорит своим голосом и девяносто девять имитирующих. Если вдохновение начинает чувствовать: "это не мой голос", - оно не приходит.



Выпрыгивает из тела…
Отрывок из поэзии Антона Очирова

... правда - она сама проступает на коже, она что-то вроде загара
поэтому когда смотришь на стариков, на их впадины и морщины,
то понимаешь, с кем ты имеешь дело,
какая жизнь смотрит сейчас на тебя, точнее какая именно ее школа
выпрыгивает из тела, которое сидит напротив,
потому что так действовать по приколу...

... знаешь, это похоже на то, как будто разматываешь заскорузлый бинт
а кожа под ним такая неожиданно чистая, что ее хочется целовать
я не очень знаю, что это значит:
как это в самом деле - просто тебя любить
но я знаю те имена, которые мне хочется без конца повторять
Господи, говорю я, Господи
ты живой, он живой, я живая
мы исчезаем из жизни, как ссадина, которая заживает
знаешь, я раньше не знал, как это в самом деле: вылечить, отстоять.

знаешь, в каком-то смысле жить - это чем-то таким болеть
что постоянно думать: что за дела, вот блядь
потому что люди со скрипом умеют прощать отпускать взрослеть
знаешь, я думаю - это палево: кого-либо окрылять
как в ванной случайно сковыриваешь полотенцем
засохший герпес с губы
и понимаешь, что толком нельзя ничего забыть: боль, бабл-гам, любовь
что с того, что ты можешь быть любой и я могу быть любым
когда такого цвета земля и такую долгую долгую долгую вахту
отстаивают в ней свечи, похожие на столбы...



Ясный сигнал
Фрагмент книги Дипака Чопры «Путь волшебника»

"Вы, смертные, считаете: для того, чтобы мечта осуществилась, нужно работать.
И в то же время большинство работы, которую вы беспорядочно совершаете, мешает осуществлению вашей мечты. Представьте, что ваш ум - радиопередатчик, бомбардирующий пространство своими сообщениями.
Если спокойно понаблюдаете за своим умом, обнаружите, что он полон смешанных сигналов: мы хотим, чтобы что-то осуществилось, и в то же время сомневаемся в этом; желая чьего-то возвращения мы одновременно не вполне в этом уверены. Кроме того, ум полон бессмысленных повторений. Мысли любого человека в данный конкретный день на 90 процентов состоят из мыслей, которые заполняли его голову днем раньше. Это происходит потому что все мы - дети привычек, беспокойства и навязчивых идей. Наконец, ум полон подсознательного шума, исходящего из самых глубин детской памяти.
Намерения - это просто желания. А желания связаны с тем, что нам кажется необходимым. Следовательно, вся эта активность мозга вокруг того, что не осуществилось, состоит из старых потребностей, которые не были удовлетворены.
- Как мне хотелось бы подмести твои мозги, проворчал Мерлин. - Твои мысли должны быть чистым потоком, а вместо этого они - поле боя.
- Почему ты не можешь подмести мои мозги? - Наивно спросил Артур.
- Потому что все, что находится у них внутри - это ты. Ты возвращаешься к старым конфликтам, и они не исчезнут, пока ты не изменишься. Обращай внимание на содержимое своего мозга. Оставь в стороне эго со всеми его ожиданиями и предчувствиями. Посылай свое намерение в поле, которое существует вечно. Живи не в мире "должно" и "что если". Живи в мире "что есть". Чем больше будет расширяться твое сознание, тем яснее будет посылаемый сигнал."



Словарь сути слов
В 2003-м под редакцией доктора философии, профессора, академика Василия Гоча вышел Словарь сути слов. Книжка пролежала на полке семь лет и была прочитана за ночь. Славянская группа языков несет в себе санскритские корни, словообразование в русском также развивается по законам санскрита. Авторская трактовка любопытна. Публикуем самое интересное.

Агитация – явление Ци гибели Тайны

Аккорд – координация Космоса Абсолютом

Актер – ёрничающий с актом творения

Аллергия – требование любви ведет к гибели духа

Аминь – поглощение иньской силы

Аплодировать – способствовать росту плода творчества

Апломб – плод мелкого бытия

Артист – творчества источник


Беда – без Дао, жизнь не на божественной основе

Бедность – новая суть беды

Безумие – бытие зла в уме

Богатство – тайна сути Воли Бога

Бой – бедствие, творимое человеком

Больше – боль шествующего

Бред – Дао бреши

Буква – создающая энергию будущего


Вдох – воля Духа

Великий – содержащий Лик Вечности

Взаимный – несущий заимствование Воли

Вопреки – включение силы энергий предыдущих воплощений


Голод – голое Дао, оголение основ приводит к голоду

Грусть – усиление сути смерти


Да – Дао

Доход – Дао хода, результат

Дуть – духом усиливать творение

Дуэт – взаимодействие в Духе усиливает движение


Жажда – жалоба ждущего


Забота – за Божественной Тайной

Забыть – быть в запредельном по отношению к чему-либо

Закон – за Концом Начало

Запрет – за пределами творчества

Здоровый – имеющий Дорогу


Идти – истинное движение творит иррациональное

Извиниться – выйти из вины

Или – искать иллюзию

Импотенция – им потенция, отдача кому-либо своих творческих сил

Имя – имеющий «Я» (духовное зерно)

Инструмент – орудие ментала для поиска Истины, высший результат творчества ментала

Интрига – иное, творимое гадом через человека

Исполнить – внести полноту Истины в Творение


Композитор – соединяющий вибрации тора

Кричать – творить чашу кривого

Кузнец – преобразующий вещи (конец узнаваемой Ци)


Лесть – есть (съедать) любовь


Мельница – при измельчении, дроблении - нет Ци

Метод – место точного Дао

Мнение – мысль, не имеющая начала в едином, противоположная Знанию

Муза – мысль, не ограниченная узами

Мятеж – сминать (мять) жизнь


Награда – начало господней радости

Надежда – подняться жизнью в Дао

Нападение – начало падения

Небо – неведомое Божественное

Неприятность – не принятая новая суть

Несчастье – неведомое счастье


Общество – проявление сути воли общего

Определять – ставить пределы

Организм – организованная материя

Ответственность – ответ Сути, отклик Сути в человеке

Отдать – дать Отцу

Отдых – дыхание Отца

Отчаяние – отрицание полноты явления

Передать – прийти к Дару

Пережить – прийти к жизни

Плакать – платить качеством

Победа – энергия после беды

Потенциал – по тени Ци Абсолютной любви (переработкой тени, негатива, накапливается творческий потенциал)

Поэзия – проявление энтузиазма

Проблема – язык прошлого

Противник – проявляющий старое

Псориаз – начало выноса сора из прошлого


Реализовывать – организовывать реальность

Ревность – новая суть рева, несостоятельность воли и любви

Режим – восстановление материальной жизни

Решимость – суть мощи решения

Ржавчина – жало неподвижного


Свежий – веющий силой жизни

Сейчас – сияющий Час (постижение Настоящего и бытие в нем)

Ситуация – сила и творчество умножают Ци явления

Скандал – скрывает несвободу, создает кандалы

Скука – скрытое уничтожение качеств

Слово – сила Любви и Воли Отца

Смех – сметающий хаос

Смола – сила молящегося

Смущение – упущение смысла

Событие – Со-Бытие – Бытие Бога и Человека

Совершенство – совместное вершение новой Сути

Сочный – содержащий чашу нового

Спектакль – спёк так любовь

Сутки – время суммирования творящих энергий

Страница – содержащая Ци странствий

Стыд – соединение разорванного человеком Дао

Суета – сила, уничтожающая тайну

Сцена – место оценки событий

Счастье – соединение части с Сутью


Талант – поле тайны в творчестве человека

Танец – тайна начальной Ци


Убежать – усилить жало беды

Удар – освобождение укрытого в человеке Дара, который присвоен им, но не проявляется

Уже – усиленное желание

Улыбка – качество улучшения бытия

Ура – умножение света, усиление света

Утро – рождение у Творца (кто рано встает, тому Бог дает)

Успеть – успешно действовать

Успех – усилие, побеждающее Хаос


Человек – Лик Вечности

Чувство – чуять внешнее становление воли



Театр Станиславского
Юрий Наумов

Первый акт - занавес во всю ширь. Не трогай ружье на стене - оно пригодится попозже. Маленький, всеми проклятый гений, капля всемирной души, идет в этот мир из глуши кинуть в него свои дрожжи. Залы веселых столиц примут не сразу, но наверняка. Вот путь от дурацких "зачем?" до страшных "почем?" - как только войдешь в эти двери. Театр начинается с виселиц, не потеряй номерка. Здесь так трудно выжить, не став самому палачом, но в это не хочется верить.

Я прошел мимо умных и правильных книг - неприметный солдат рок-н-ролла, не помышляющий стать офицером. Сексуальные революционеры, куда мне до них, героически павших на баррикадах вендиспансеров. Но я тоже не свят, я жаждал любви, да и прочих безумных вещей, зашвырнув в дальний угол талмуд с главой про тычинку и пестик. Через несколько лет вы услышите крик и хруст поврежденных хрящей - это я в первый раз наступлю на горло собственной песне.

Акт второй - пора становиться большим. Время разбрасывать камни в огороды собратьев, голосу времени вторя. Я занялся всерьез покореньем каких-то вершин, не заметив, что уровень неба – становится ниже уровня моря. Я стал в доску своим среди в стельку чужих, разменяв идеалы, что в юности вынес со стрита. И столкнувшись с язвой желудка, как с одним из путей спасенья души, я решил отсидеться в тиши и отделаться легким гастритом.

Третий акт - надвигается эра реформ. Сними же ружье со стены, передерни затвор, ну и так далее. Смерть - совершенна среди готовых лекарственных форм - что уж там, лечит горбы, не говоря о воспаленьи миндалин. Напиши на рецепте "Прием - раз в жизнь, перед сном, натощак" - и она не замедлит прийти, бескомпромиссная, словно очковая кобра. Жизнь, о Боже, как трудно вымолвить слово "прощай", соленое море в глазах размывает твой всепобеждающий образ.

ДНЕВНИК